Театры всякие нужны, театры всякие важны

1 Декабря 2017

Театры всякие нужны, театры всякие важны

Особенно для детей, которым хорошо бы в нежном возрасте приобрести навык художественного выбора. Кажется, у нас в городе достаточно музыкальных детских театров, но на спектакли для юного населения всегда «лом». Только вот что вынесут из театрального зала начинающие зрители?

Везде много децибел, ритм на взводе, пестрота слепит, музыка, как правило, — общее место, одну песенку от другой не отличить. Нет, конечно, картина не так уж безнадежна. Набором вполне интеллигентных спектаклей может похвастать Зазеркалье, есть прелестная «Алиса в Стране чудес» в Мюзик-холле, есть милая «Алиса и невоспитанный кролик» для совсем маленьких в театрике Таврикленд, есть «средней пошлости», но с приличной музыкальной основой антрепризный «Летучий корабль». А есть Карамболь, единственный, заметьте, из перечисленных театров, более 25 лет не имеющий своей сцены: реконструкция отданного ему здания безразмерна по срокам. Театр-скиталец. Отличный коллектив, который существует ВОПРЕКИ. Только что в Москве после своих гастролей он получил шесть(!) номинаций на «Золотую маску» за мюзикл «Гадкий утенок». И тут же выпустил еще одну премьеру — «Двенадцать месяцев».
Что, несомненно, отличает эти спектакли, так это человеческая музыка. Автор — Ирина Брондз. Она же художественный руководитель коллектива и человек, который в этом театре отвечает ЗА ВСЁ. А сверх того — великолепно образованный музыкант и хороший композитор. Уже с первых звуков оркестра слышно, что это не привычная банальность! Пожалуйста, не смейтесь, но эти первые звуки оркестра — цитата из пассакалии Генделя. Дело в том, что, вдохновившись высокой классикой, Ирина в свое время написала на собственный текст песню «Пассакалия». Идея получила развитие при создании ею мюзикла «Двенадцать месяцев», и, таким образом, великий немец-англичанин Гендель стал кем-то вроде крестного отца петербургского детского спектакля.
Перед Генделем не стыдно: музыка светлая, ласковая или по-хорошему заводная, оркестр под управлением Сергея Тарарина звучит исправно, драматургия сколочена крепко. Молодой режиссер Антон Оконешников и художник Елена Жукова сочинили представление вполне современное и простое в оформлении — несколько светлых ширм с дверьми, пара передвижных геометрических фигур, ступеньки-каталка, свет, скромные видеоэффекты — вот, пожалуй, и всё. Населенный симпатичнейшими персонажами, даже тогда, когда они очень-очень отрицательны, спектакль благородно-простодушен, прозрачен, значим своей добротой и свежестью веры в предлагаемые чудеса, с которой на сцене работают взрослые и дети.
Героиня Настенька (Юлия Коровко) ничего не играет. Просто очень органично, скупо по движению существует в своем мире. И так же органично поет чистым красивым голосом. Всё так устроено режиссером, что суетятся вокруг нее, а она — вся в своей естественности и девичьей чистоте, в приятии жизни, какая она есть. Можно понять, почему природные стихии открываются ей, такой же первозданной, как они сами.
Красивые статные парни в высоких шапках, те самые 12 месяцев, тоже не суетятся: и говорят не спеша да не выспренно, и поют мелодию красивую. А лес, которого, собственно и нет, но зритель почему-то в него охотно верит, густо населен зайчатами — детишками в ярких платьицах с белыми ушками на голове. Дети в зверушек явно играют — то снимут ушки, то наденут, то запляшут под собственную звонкую песенку, то стайкой унесутся со сцены. А еще лес населяют очень ритмично-пластичные черные вороны во фраках, но одна из них, Клара (Ирина Алексеева), — белая ворона, особо охочая до блестящих украшений. Она-то и находит оброненное Настенькой волшебное колечко — подарок братьев-месяцев. Нашла, а отдать не хочет! Тут детишки-зайчата ее и застыдили!
Сценическое действие потому и привлекательно, что все актеры в нем — участники игры. Изображают злодеек мачеха с Марфушей (Наталья Грецкая и Светлана Овсянникова), почти цирковые персонажи, представляющие отвратительные человеческие свойства — корысть, лень, эгоизм, хамство, ложь — в их квинтэссенции. Изображают весело, ярко, от души.
И принцессин двор какой-то не настоящий: хорошая, но избалованная, скучающая девочка (Лина Нова) тоже играет в злыдню, а ленивые корыстные взрослые ей подыгрывают: Генеральный Генерал готов всех казнить, придворные дамочки — ехать в лес в бальных туалетах, дюжие балбесы-охранники — пытать любого. Один советник-учитель не в состоянии соглашаться с глупостями и постоянно рискует жизнью. Хотя тоже не «взаправду».
Настоящие здесь только Настенька, дети и чудеса. Остальное — озорная, добрая и поэтичная музыкальная игра со сказкой, мудрее которой ничего на свете нет.
Нора ПОТАПОВА
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: http://www.nstar-spb.ru/~EYmbe