Посвящение Стравинскому

13 Сентября 2017

Посвящение Стравинскому

Дягилевский фестиваль, прошедший в Перми с 14 по 25 мая, был связан с 135-летием со дня рождения Игоря Федоровича Стравинского. Творчеству композитора посвящалась выставка «Комментарий к музыкальному сочинению», на которой были представлены материалы и видеопроекты из семейного архива Стравинских. Также в рамках фестиваля на выставке «Парад-100» экспонировались костюмы, видеофайлы и другие материалы, связанные со столетним юбилеем яркого события начала XX века балета «Парад» Эрика Сати.

Сочинения Сати и Кейджа исполнил Алексей Любимов в программе «Волшебный фонарь». В полумраке частной филармонии «Триумф» пианист переходил от традиционного рояля к препарированному и даже к игрушечному, а «волшебный фонарь», созданный режиссером и актрисой Луиз Моати, высвечивал анимационные иллюстрации к исполняемым сочинениям: напомним, и Сати, и Кейдж были каждый для своего времени весьма экстравагантными модернистами.
Ярким событием фестиваля стала премьера оперы «Свадьба» на музыку Аны Соколович. Жанр спектакля обозначен как «опера», при этом постановка Антона Адасинского и театра «Derevo» представила некий пластический «комментарий» к музыкальному воплощению крестьянской свадьбы. Хореограф подчеркивал синкретичность пения и танца в народных традициях. Сценическое оформление выполнено в фольклорном духе: хористы первоначально исполняют свои зовы-возглашения на возвышении в форме огромной куклы —
из тех, что украшают деревенские чайники. Музыкальная часть — органичное и убедительное продолжение традиций «Свадебки» Игоря Стравинского. Опера звучала на сербском языке, участвовали артисты хора MusicAeterna, партию Невесты исполнила Надежда Павлова. Покорили мастерство артистов в передаче музыкальных оттенков, богатство ансамблевой фактуры — и в торжественных «возглашениях», и в лирических высказываниях, а в какой-то момент хористы воссоздали удивительный по красочности весенний пейзаж с перекличкой птиц. Постановка Адасинского зримо передавала эпизоды знакомства, соперничества, расставания Жениха и Невесты, тоску одиночества. Но в целом хореографическое прочтение отличалось некоторой избыточностью сценического движения и рядом не вполне удачных мизансцен.
Дягилевский фестиваль представил новые формы и форматы общения со зрителями. После ночных гала-концертов в Доме Дягилева, где зрители могли не только занять стулья, но и удобно расположиться на полу, также расположиться на полу на подушечках могли и зрители Пермской оперы, собравшиеся на этнический концерт. Музыканты щедро насытили зрителей позитивной энергией, по ходу концерта к традиционным исполнителям присоединились артисты струнного квартета MusicAeterna с участием Айлена Притчина.
Во втором отделении выступил индийский ансамбль, который воплотил сосредоточенные, медитативные состояния, характерные для индийской культуры.
Новинкой фестиваля стали утренние концерты в Пермской художественной галерее, начинавшиеся в 3.30 утра. Слушатели в полумраке поднимались по лестнице, освещенной свечами, к изображениям пермских деревянных богов, а заканчивался необычный концерт встречей рассвета над Камой. Восприятие в это время особенно остро к деталям, и интенсивная программа на 30–40 минут воспринималась как полноценный концерт. В этом формате прошло четыре концерта: выступили артисты итальянского ансамбля старинной музыки Micrologos с программой песнопений в честь Девы Марии; хор MusicAeterna под управлением Теодора Курентзиса исполнил духовные сочинения; в фортепианных импровизациях Антона Батагова преобладали светлые колокольные звучности, пианист продолжил традиции русской романтической фортепианной музыки; вокальная группа «Interactive» под управлением Ольги Власовой исполнила сочинение Мортона Фелдмана «Three voices».
Вечер балетов И. Стравинского, завершивший интенсивную программу Дягилевского фестиваля, был специально создан в связи с Годом Стравинского и посвящен памяти скончавшегося год назад бессменного директора этого фестиваля Олега Романовича Левенкова. Для постановки были приглашены лучшие современные молодые хореографы — Вячеслав Самодуров, Владимир Варнава и Алексей Мирошниченко.
Вечер открылся балетом «Поцелуй феи» в постановке
В. Самодурова. По-детски наивная и лаконичная декорация рисует дождливое облачко и солнышко: здесь живет Фея вместе с другими небожителями. Небожители взволнованы появлением Юноши, которого мать качает, как дитя, на руках. Соло Феи поставлено темпераментно, остро и соответствует колориту музыки. Фея целует Юношу, небожители исчезают, возникает деревенская декорация с мельницей (в просвете ее крыльев высвечивается контур черно-белой фортепианной клавиатуры). Свадьба поставлена незатейливо и убедительно в духе музыки, подчеркивающей простонародные мотивы, свойственные Чайковскому — автору хоров в операх, фортепианных пьес в народном стиле. Юноша танцует с Невестой, но потом отстает от общего веселья — его вновь привлекают небожители. «Белый» кордебалет, соло, дуэт, ансамбли — стилизация, напоминающая и о балетах самого Чайковского, и о претворении его музыки в балетах Баланчина. Фрагменты этого раздела, возможно, будут исполняться и как отдельные концертные номера. Хореографический «неоклассицизм» В. Самодурова деликатно отражал музыкальное «пересоздание» образов Чайковского в творчестве Стравинского.
Жанр спектакля «Петрушка» в постановке В. Варнавы обозначен как «исповедь» и «чертова клоунада». В самом деле, все происходящее на сцене действие похоже на непрерывное клоунское представление, динамичное и полное ассоциаций —
с фокусами, прыжками в огненное кольцо и ярмарочным Медведем. Личная драма Петрушки, его внутренний мир словно вписаны в эту раму. На премьере партию Петрушки исполнила Диана Вишнева. В ее исполнении, утонченном и лиричном, образ героя приблизился к страдающему и чувствительному Пьеро, а простонародный характер героя оказался скрыт, не подчеркивался. В спектакле много мягкой лирики и доброго юмора. Вместо Арапа и Балерины на сцене Дива и Силач, которые вместе… принимают ванну. Дива в изящном купальном костюме готовится набросить халат. Вторжение Петрушки в эту сцену приводит к дуэли на боксерском ринге. Персонаж, названный «Смерть Петрушки», обезличен — это большая кукольная маска, у которой два черных крестика вместо глаз. Вместе с тем маска эта лишена злобных черт, выглядит как безвольная ватная кукла, которую приводят в действие четверо кукловодов.
В программке роль Теодора Курентзиса названа пафосно —
Создатель. В начале спектакля он надевает колпачок на голову Петрушке, словно бы давая ему сценическую жизнь, а в финале всего балета снимает с ожившего Петрушки этот значимый аксессуар и надевает себе на голову.
Перед Алексеем Мирошниченко стояла трудная задача — поставить финал всего спектакля, который к тому же станет завершением фестиваля, тем более что вечер балетов Стравинского выстроен в обратном хронологическом порядке. «Жар-птица» — произведение ученика Н. А. Римского-Корсакова; до революционных открытий «Весны священной» и последующих новаторских опусов еще далеко. В стремлении к масштабности и поиску интересных многофигурных композиций Алексей Мирошниченко увлекся исследовательскими моментами (чтение фрагментов книги ИМЯПроппа, идея воплотить в балете историю хореографического искусства, также в обратной хронологии, от Пины Бауш к Фокину). Фантастические слуги Кащея после крушения Кащеева царства оборачиваются добрыми молодцами, одетыми в праздничные народные костюмы. Им навстречу выходят красны девицы в кокошниках, появляется Жар-птица в ярко-желтом оперении. Эффектная и парадная финальная сцена напомнила не только о фокинских балетах, но и об эпических сказочных образах учителя Стравинского — Римского-Корсакова, автора оперы «Кащей Бессмертный». Виртуозную партию Жар-птицы исполнила Наталья Осипова (Лондонский Королевский балет), в роли Ивана-царевича на премьере выступил солист пермского балета Сергей Мершин.
Глубокое впечатление оставила музыкальная часть вечера. Наиболее полно фольклорные прообразы и ассоциации, характерные для творчества Стравинского, были раскрыты именно в музыке, в тембровых красках «инструментального театра». Яркий акцент на низких тембрах в начале балета, простонародно-характерное звучание медных духовых подчеркивали колорит глубокой древности, вызывали ассоциации и с «гармошечными» темами в «Петрушке», и с фольклорными темами «Поцелуя феи». Весь вечер балетов Стравинского, поставленных тремя весьма различными хореографами, в музыкальном плане был выстроен как органичное целостное высказывание. Дирижером первой части — балета «Поцелуй феи» — выступил Андрей Данилов. Музыкальный руководитель всего спектакля, дирижер «Петрушки» и «Жар-птицы» — Теодор Курентзис.
Вера САВИНЦЕВА
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: http://www.nstar-spb.ru/~wxUJi