Органная музыка в Базилике св. Екатерины

19 Сентября 2016

Органная музыка в Базилике св. Екатерины

Академическая музыка считается искусством скорее элитарным, нежели массовым. И когда к нам приезжают гости, неминуемо возникает вопрос: куда пойти с ними вечером, после осмотра достопримечательностей? Конечно, этот вопрос легко решается, если наши гости являются поклонниками оперы или балета, камерной или симфонической музыки или даже современного авангарда. Но если наши друзья или родственники от этого весьма далеки, как избежать недоброго слова в свой адрес и вместе с тем поддержать статус «культурной столицы»? И тут мы видим в афише решение этого вопроса: «концерт органной музыки».

Орган... От звучания этого инструмента замирает сердце и случайно зашедшего прохожего, и профессионального исполнителя, посвятившего органу всю свою жизнь. Редкий человек скажет: «Орган — это скучно, это сложно, это не для меня»… а в то же время даже хорошо образованные музыканты, не органисты, назовут по памяти не больше трех-четырех органных произведений, и то известных широкой публике! В чем же парадокс короля инструментов?
С 1 июня 2016 года начался цикл органных концертов в базилике Св. Екатерины на Невском проспекте. Концерты проходят два раза в неделю при неизменном аншлаге. Разумеется, состоялась пресс-конференция перед открытием проекта, проведена мощная рекламная кампания в городском масштабе, и наконец — это Невский проспект! Тем не менее любой опытный администратор подтвердит, что подобный успех совершенно нового концертного пространства — явление абсолютно исключительное. Кроме того, главный «сюрприз» ждет слушателя уже внутри базилики, когда он видит в программке ремарку, что концерт проходит на цифровом органе «Monarke» голландской фирмы «Johannus». Многие вспоминают, что это полюбившийся в свое время публике и исполнителям «орган Смольного собора», демонтированный в январе 2016 года, некоторые удивляются: «А царь-то ненастоящий!» Но все замолкают с первыми звуками инструмента и восторженная тишина сохраняется до окончания концерта. Снова парадокс. Электронный цифровой орган — это ловкий технический трюк или полноценный музыкальный инструмент?
При слове «орган» мы прежде всего представляем своды соборов и считаем его одним из ключевых символов христианства в Европе. Главной особенностью органа является то, что в отличие от остальных музыкальных инструментов его звучание не зависит от объема легких исполнителя, длины смычка или времени колебания струны. Этот инструмент будто бы обладает вечным дыханием, дыханием вне времени, благодаря чему в руках мастера он позволяет прикоснуться к вершинам человеческого духа и глубине божественного порядка мироздания. По диапазону звучания от самого низкого до самого высокого звука многие органы не только не уступают симфоническому оркестру, но и значительно его превосходят, благодаря тому что в составе инструмента есть голоса, отображающие не только сам звук, но и различные высокие и низкие призвуки — обертоны и унтертоны. А длина трубы в корпусе органа может достигать почти десяти метров, что трудно представить даже в самых замысловатых духовых инструментах. Понадобился опыт многих поколений музыкантов, математиков и мастеров, чтобы научиться создавать инструменты, обладающие титанической мощью и кристальной чистотой звучания, каким мы представляем голос органа сегодня. И в сохранившихся исторических, и в современных инструментах разных стран мы встречаем такие названия голосов, как «салиционал», «виолон», «труба», «флейта», «гобой» … Разумеется, это говорит о том, что органные мастера всех эпох искали способ имитировать звучание струнных и духовых инструментов, изобретая новые конструкции органных труб. Но делалось это не с целью сократить ставку скрипача или гобоиста. Скорее звук подлинного инструмента вдохновлял на создание нового, ассоциативно богатого тембра.
Синтезаторы, имитирующие вид органной кафедры, появились давно, и служили они преимущественно для учебных целей. Конечно, привлекательная в сравнении с дорогостоящим в изготовлении и обслуживании инструментом бюджетность таких синтезаторов послужила причиной их появления на концертных площадках и на церковных хорах. Однако только с появлением технологии сэмплирования, записи реальных звуков и их управляемого воспроизведения, стало возможно вести речь о полноценной имитации настоящих инструментов. Сегодня существует множество производителей, изготавливающих серийные цифровые органы для занятий и для проведения богослужений и концертов. Это, как правило, инструменты с типичным набором голосов и с возможностью поменять стиль такого набора в зависимости от исполняемой музыки. Наш инструмент не совсем такой. Это инструмент не серийный. Состав голосов длительное время согласовывался с голландской фирмой «Johannus» и был призван отвечать потребностям концертно-выставочного комплекса «Смольный собор». Никаких переключений стиля в инструменте нет, каждая органная труба записана отдельно, и ее звучание можно изменить только на стадии интонировки под акустику помещения, как и в реальном духовом органе. Кроме того, звучание труб распределяется по двадцати шести каналам в акустические системы (колонки), что позволяет ориентировать его в пространстве и также имитировать объем корпуса духового органа. В составе инструмента много уникальных по красоте звучания голосов. Есть ряды труб инструментов таких мастеров, как Аристид Кавайе-Коль и Андреас Зильберманн. Инструмент выполнен на столь высоком техническом и художественном уровне, что способен поразить красотой и силой звучания даже искушенного слушателя. И тем не менее не стоит забывать, что мы всё же имеем дело с суррогатом, который не должен вытеснить собой оригинал. Мы признаем достоинства своего инструмента, но ни в коем случае не хотим оставить в тени немногие имеющиеся у нас в городе настоящие духовые органы! В первую очередь это прекрасно отреставрированный орган зала Академической капеллы им. Глинки, орган Таврического дворца, созданный одним из лучших мастеров современности Герхардом Гренцингом, орган лютеранской церкви
Св. Екатерины на Васильевском острове, где также два раза в неделю регулярно проводятся концерты, орган церкви Марии на Большой Конюшенной, орган Концертного зала Мариинского театра и некоторые другие.
Наш инструмент покинул стены Смольного собора в январе 2016 года. Пять лет он просуществовал в одном из самых красивых сооружений христианского мира. Безусловно, он был интонирован под огромное пространство и, оказавшись в меньшей по объему базилике Св. Екатерины зазвучал достаточно странно и совсем невнятно. Понадобилось продолжительное время для интонировки инструмента, в результате которой изменилось звучание всех голосов. Но главной и радостной неожиданностью оказалась реверберация (послезвучание) храма, составляющая при отсутствии посетителей
14 секунд. При аншлаге отзвук сокращается до 11 секунд и по продолжительности становится сопоставим с послезвучанием кельнского Домского собора! Акустика для органа имеет решающее значение. В сухой акустике орган задыхается. Именно длительность и качество реверберации могут придать звукам инструмента те величие и проникновенность, которые мы в начале статьи определили как «парадокс органа». В этом отношении сама базилика является равноправным музыкальным инструментом. Сейчас это прекрасный музыкальный ансамбль, появление которого в нашем городе оценили уже многие слушатели и исполнители.
За первый месяц концертного сезона наши посетители познакомились с блестящим интеллектуально выверенным и утонченно-чутким исполнительским искусством Григория Варшавского, поистине соборной игрой Регины Каменщиковой, услышали яркие романтические, подчас гротескные образы в исполнении Дарьи Меерковой. В концерте Михаила Мищенко приняла участие меццо-сопрано Дарья Росицкая, удивив публику красотой звучания голоса в базилике. Александр Грудинкин показал в своем выступлении удивительное разнообразие красок инструмента, Ольга Котлярова исполнила программу старинной музыки также в неожиданно проникновенных созвучиях голосов. В концерте музыки XVI–XVII веков в исполнении Андрея Коломийцева было ощущение импровизационной легкости и восторга. Временами возникал единодушный порыв: «Только бы это произведение не заканчивалось!» Ирина Розанова традиционно составила программу концерта, которая кажется невероятной на бумаге, но сливается в монолитную форму в звуке, исполненная на одном дыхании, с удивительной энергией и романтически-наивной трепетностью.
И наконец, настоящим открытием оказалась встреча с будущим отечественного органного искусства. Мария Векилова, в настоящее время студентка Брюссельской консерватории, поразила аудиторию мастерством владения всеми аспектами органного исполнительства и стилями органной музыки. Концерт, в программе которого звучали произведения Букстехуде, Баха, Брамса, Дюрюфле и Мессиана, запомнился слушателям как несомненное событие в музыкальной жизни города. А Мария, несмотря на юный возраст, — как состоявшийся и глубокий музыкант.
Мы очень надеемся, что такое успешное начало концертной деятельности в действующем храме и теплое партнерское отношение со стороны католической церкви и лично отца Томаша Вытрвала, настоятеля базилики Св. Екатерины, приведет еще ко многим музыкальным открытиям и ярким впечатлениям! И нас, сотрудников концертного отдела Исаакиевского собора, и многих петербуржцев и гостей нашего города.
Николай РАДЕЦКИЙ

Р. S. Ближайшие концерты в Базилике Св. Екатерины:
16 сентября (21.00) — GAUDE MATER POLONIA. Торжественный концерт, посвященный 1050-летию крещения Польши.
Концертный хор Санкт-Петербурга (Камерный хор Смольного собора). Художественный руководитель и главный дирижер — заслуженный артист России Владимир БЕГЛЕЦОВ, Григорий ВАРШАВСКИЙ (орган). Бах, Гомулка, Моцарт, Пендерецкий.
24 сентября (16.00) — Регина КАМЕНЩИКОВА (орган). Букстехуде, Бах, Славицкий, Агабабов.
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: http://www.nstar-spb.ru/~yFoPo