«Что ты запоешь, если рухнет мир?..»

2 Октября 2013

«Что ты запоешь, если рухнет мир?..»

С новой работой Музкомедии я бы посоветовала познакомиться всем. И в первую очередь тем, кто не слишком хорошо представляет себе жанр мюзикла и, может быть, предвзято подозревает любой опыт в этом русле в легковесности и несерьезности.
Стоит заглянуть на «Чаплина» и тем, кто не верит, что за пределами Бродвея можно добиться стопроцентного стилевого попадания, даже если пользоваться бродвейскими «лекалами». Оказывается — можно.
«Чаплин» — премьера в полном смысле слова. Всего лишь год назад этот спектакль впервые увидела нью-йоркская публика, и вот теперь — блистательная петербургская версия, отличающаяся, впрочем, от оригинала только русским текстом, кстати — очень хорошим текстом (автор — Константин Рубинский), помогающим актерам блеснуть драматическим мастерством.
«Чаплин» — сугубо американское произведение искусства, но — произведение сегодняшнее, и этот факт очень важен. Мотив самоиронии, грустного сожаления по поводу безмерной власти коммерции в период становления голливудской империи звучит настойчиво. И вместо фирменного хэппи-энда в финале дается философский вывод, невольно заставляющий в очередной раз вспомнить окончание шекспировского сонета: «Одинокий путь подобен смерти». В самом спектакле эта мысль сформулирована чуть проще: «Что ты запоешь, если рухнет мир?» Но эта строчка хорошо ложится на музыку, быстро запоминается и прекрасно работает в качестве лейттемы, скрепляя сюжет.
«Чаплин», конечно, прежде всего — мюзикл, со всеми жанровыми «магнитами»: развернутыми сольными вокальными номерами, ансамблями, виртуозными диалогами, сложной хореографией и даже акробатикой. Добавим к этому тонкую игру со стилистикой немого кинематографа (очень эффектны перемещения главного героя из «реальности» в «заэкранье»). Но это еще и серьезная пьеса, главная мысль которой, разумеется, о любви. Только не о любви главного героя, а о любви к нему. К нему, знаменитому Чарли Чаплину, великому иллюзионисту, загипнотизировавшему планету романтическим образом несуществовавшего «маленького бродяги»… К нему, обидчивому эгоисту с короткой памятью, забывающему о сыновнем и братском долге, карьеристу, жадине и конъюнктурщику с нереализованными диктаторскими задатками… Однако эта малосимпатичная и жутко талантливая личность была всю жизнь окружена и поддерживаема любовью близких, тех самых, на которых он мог бестрепетно наплевать — во имя искусства, конечно же… А они были верны. И герой, пусть мифологический, состоялся.
«Чаплин» — если и биография, то очень символическая. И жанр мюзикла как нельзя более подходящ для того, чтобы говорить о серьезных вещах ненарочито, без назидания. Для кого-то, вполне допускаю, главные акценты прозвучали совсем в другой последовательности. Но этим и замечателен спектакль — на него можно взглянуть с разных точек зрения.
Однако с любой точки прекрасно видны достижения авторов и постановщиков (музыка и стихи Кристофера Кёртиса, либретто Кристофера Кёртиса и Томаса Меана, режиссер и хореограф — Уоррен Карлайл, музыкальный руководитель и дирижер — Юрий Крылов) и великолепного актерского ансамбля. Наибольшее впечатление произвели Евгений Зайцев в роли столь неоднозначого главного героя, Юрий Мазихин — Мак-Сеннет, первый из «американских дядюшек» протянувший руку талантливому лондонскому бедолаге (его мастер-класс «рассмеши меня или пеняй на себя» — одна из лучших сцен в спектакле), Мария Лагацкая в роли стервозной журналистки Хедды Хоппер (и надо бы ее презирать, но уж больно хороша и внутренне сильна!) и Мария Елизарова — трогательная, но не менее сильная Уна О’Нил, последняя жена Чаплина, обеспечившая ему спокойную старость в окружении восьмерых детей.
Мюзикл «Чаплин» стоит посмотреть. И может быть, не один раз. Ему, скорее всего, уготована долгая жизнь (если условия контракта позволят), и совершенно справедливо этот спектакль включен в программу ближайшего фестиваля «Площадь искусств».

 

Короткая ссылка на новость: http://www.nstar-spb.ru/~5IsNI