Д. Лигети, Р. Штраус и немецкая духовая школа

7 Января 2018

Д. Лигети, Р. Штраус и немецкая духовая школа

26 октября Малый зал филармонии огласился звуками духовых инструментов, которые весь вечер царили на его сцене в самых разнообразных сочетаниях. В рамках XVII Международной недели консерваторий великолепный концерт дали музыканты из Германии и России.

Коллектив Gartow Connect, организованный при поддержке Фонда Гартов, стал представителем не только Гамбургской высшей школы музыки, но и в целом немецкой духовой школы, одной из сильнейших в мире. Представляется, что контакты с такими музыкантами будут способствовать и развитию отечественной духовой школы. Одним из шагов на этом пути стали мастер-классы профессоров из Гамбурга: Паулюса ван дер Мерве (гобой), Александра Бахля (кларнет) и Кристиана Кунерта (фагот), которые были проведены в течение предшествующих трех дней в Санкт-Петербургской консерватории в рамках Международного концертно-образовательного семинара Gartow connect для исполнителей на духовых инструментах.
Чем же запомнился сам концерт? Конечно, всем пришедшим приятно было услышать знакомые темы из опер Дж. Россини и Ж. Бизе, которые обрамляли первое отделение концерта. Увертюра к «Севильскому цирюльнику» и сюита из оперы «Кармен» прозвучали в обработках для духового нонета А. Таркмана. Интересно, что сюита из музыки Ж. Бизе как будто темброво оппонирует «Кармен-сюите» Р. Щедрина, написанной только для струнных и ударных. Но в отличие от «Кармен-сюиты» сюита в обработке А. Таркмана не передает фабулу оперы полностью, а состоит только из четырех номеров, завершаясь не роковой развязкой, а эффектной музыкой из куплетов тореадора.
Но всё же главной изюминкой концерта была гораздо более редко звучащая у нас музыка Дьёрдя Лигети и Рихарда Штрауса. В середине первого отделения пять музыкантов сыграли Шесть багателей для духового квинтета Д. Лигети, написанных в 1953 году (точнее, являющихся переложениями шести пьес из фортепианного цикла Musica ricercata). Все шесть багателей, длящиеся около двенадцати минут, дают красочную панораму образов, включающих в себя как энергично-танцевальные пьесы (I, III, IV), так и скорбно-траурные. В последних особенно поражают находчивость в тембровом отношении и достижение большого звукового разнообразия при ограниченном камерном составе. Если плачевые интонации во второй багатели, Rubato lamentoso, еще вполне родственны природе духовых инструментов, то «колокольный» звон и судорожный монолог флейты, прерываемый «боем часов» в пятой багатели, посвященной памяти Белы Бартока, заставляют забыть, что мы слышим всего лишь духовой квинтет. А последняя, зловеще-вихревая, «мефистофельская» часть ярко завершает это отнюдь не оптимистичное послевоенное сочинение.
Во втором отделении прозвучало только одно сочинение Рихарда Штрауса — Сонатина для 16 духовых № 1 F-dur. В исполнении этого произведения (а также оперных обработок первого отделения) участвовали семеро русских музыкантов, дополнивших нонет до необходимого для этого сочинения состава парами валторн и кларнетов, флейтой, гобоем и фаготом. Кристиан Кунерт, исполнявший партию фагота в квинтете Лигети, дирижировал Сонатиной Р. Штрауса для координации всех музыкантов при исполнении этой непростой партитуры.
Рихард Штраус названием этого сочинения как будто специально вводит слушателя в заблуждение, намекая на камерность и небольшой объем цикла. На самом деле Сонатина отличается подлинно симфоническим масштабом, напряженностью и целеустремленностью интонационного развития. После итальянской, венгерской и французской музыки первого отделения была особенно ясно слышны чисто «немецкие» интенсивность и сложность развития музыкальной мысли, на что с восторгом откликнулась половина публики, погрузившись в этот глубокий музыкально-логический поток. Тогда как другая половина восприняла Сонатину с меньшим энтузиазмом, отключившись через несколько минут от столь «заумной» музыки. Действительно, при сохранении традиционных форм частей (сонатные в крайних и трехчастная во второй) сам материал очень многоплановый, что не способствует легкости восприятия. Чего стоят одни только трагические кульминации в кажущейся безмятежной второй части или эпизод и фугато в разработке финала. Недаром во вступительном слове перед концертом представитель Фонда Гартов в России Лариса Васильевна Попкова назвала эту Сонатину, написанную в Швейцарии, «сеансом игры в бисер», метафорически раскрывая суть немецкой музыки через образы романа Г. Гессе.
Тем не менее после окончания Сонатины овации не умолкали несколько минут. Конечно, можно иронически посмеиваться, объясняя это только тем, что наша публика совсем не избалована высококлассным исполнением духового репертуара. А на самом деле ценность этого концерта не только в безусловном техническом уровне, но в первую очередь в искренней и захватывающей осмысленной подаче материала; именно эта живость и посыл так сильно затронули публику, что концерт был воспринят чрезвычайно горячо.
Матвей НАЗАРОВ
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: http://www.nstar-spb.ru/~BWtI1