«Педагогическое образование требует модернизации»

 

25 Октября 2017

«Педагогическое образование требует модернизации»

Интервью с исполняющим обязанности ректора Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена, член-корреспондентом Российской академии образования, доктором филологических наук, профессором Сергеем Игоревичем Богдановым.

— Требует ли педагогическое образование и национальная система подготовки педагогических кадров какой-либо модернизации? И если да, то в чем она должна заключаться?
— Вопрос модернизации педагогического образования чрезвычайно актуален, так как сейчас происходят довольно существенные изменения, связанные с психофизиологическим восприятием мира молодыми людьми. Однако это очень сложная задача, и главное — сохранить то хорошее, что в нашем образовании было и частично еще остается. Те программы модернизации образования, которые были представлены еще несколько лет назад и профинансированы государством, как мне кажется, должного эффекта не дали, однако и в этих наработках есть что-то, что можно использовать. Сейчас и Федеральное учебно-методическое объединение в системе высшего образования по укрупненным группам специальностей и направлений подготовки 44.00.00 «Образование и педагогические науки» (ФУМО), и Координационный совет по области образования «Образование и педагогические науки» значительно обновились. Я очень рад, что председателем Координационного совета сейчас является Владимир Валентинович Лаптев, исполняющий обязанности первого проректора нашего вуза. Председатель ФУМО — Елена Ивановна Казакова, профессор Санкт-Петербургского государственного университета, но и она имеет самые тесные связи с РГПУ им. А. И. Герцена. Я уверен, что в новом составе эти два экспертных органа смогут обеспечить выполнение программы создания концепции модернизации педагогического образования на новой основе. Что же необходимо сделать в первую очередь? Чрезвычайно актуален вопрос о создании единой электронной образовательной среды. На ее создание тратятся значительные средства, и поэтому необходимо, чтобы все было сделано эффективно и имело бы конкретный результат. Следующим важным пунктом модернизации является развитие педагогической магистратуры. Мы рассчитываем, что в нашем университете магистратура в ближайшее время составит около 40 % по отношению ко всем обучающимся по основным образовательным программам, а в перспективе может дойти и до 60 %. Это позволит войти в педагогическую практику людям, не имеющим педагогического образования. При прохождении определенных компенсирующих курсов и выполнении определенных компенсирующих программ такие специалисты могут стать успешными педагогами. Поэтому развитие магистратуры — это одно из магистральных направлений. Есть также несколько очень серьезных моментов, связанных со спецификой нашей страны. Россия — полиэтническая, многонациональная страна, в состав которой входит значительное количество регионов с разной языковой ситуацией. Поэтому проблема общего пространства, и в частности общего языкового пространства, очень актуальна. Такая специфика рождает вопросы полилингвального, поликультурного образования. Эта особенность в обязательном порядке должна быть учтена при модернизации системы педагогического образования. Также необходимо создать реальные условия для повышения квалификации учителей. Это непростая задача, связанная с оценкой компетенций учителей школы, а это вопрос очень болезненный, требующий деликатного, но необходимого решения. Как итог всего перечисленного — мы должны создать новую реальную концепцию модернизации, опираясь на то, что уже было сделано. Но, безусловно, потребуется расставлять и новые приоритеты.

— Как концепция единого образовательного пространства будет реализована в школьной педагогике? Какова роль РГПУ им. А. И. Герцена в этом процессе?
— Для начала необходимо определить составляющие этого единого образовательного пространства. Основные принципы политики в этой области вырабатывает Министерство образования и науки РФ, а также пережившая обновление Российская академия образования (РАО), которая сейчас все больше функционирует как высококвалифицированный экспертный орган. Третья составляющая — ведущие педагогические вузы страны. Вузов, в названии которых осталось слово «педагогический», сейчас менее 40, хотя программы педагогической направленности реализуются в более чем 500 вузах. Есть безусловные лидеры, и мне хотелось бы начать с нашего университета, история которого насчитывает 220 лет. Это, безусловно, и Московский педагогический государственный университет (МПГУ), и ряд других ведущих вузов. Следующий компонент — общественно-профессиональные организации, которых с каждым годом становится все больше и больше. Приведу в качестве примера Ассоциацию учителей русского языка и литературы. Составляющими единого образовательного пространства станут регионы нашей страны. В России примерно 45 000 школ, в 10 % из которых осуществляют преподавание не на русском языке. Адаптировать такого рода явления к действительности таким образом, чтобы не было потерь ни для конкретного обучающегося, ни для государства, довольно сложно, но совершенно необходимо. Это вопрос безопасности государства и территориальной целостности. Наш университет пытается сделать все возможное для того, чтобы построить это общее пространство. Значительное количество наших сотрудников являются членами РАО. И их количество за последний год выросло в два раза. В. В. Лаптев, о котором мы уже говорили, является вице-президентом РАО. Мы делаем совместные программы с МПГУ. Сейчас общими усилиями разрабатываем список рекомендованных учебно-методических комплексов, которые можно будет в дальнейшем рекомендовать к использованию при обучении по направлению «Педагогика и образование» в целом по всей России. Такого рода совместная работа чрезвычайно важна. У нас есть такие интересные программы, как Герценовский образовательный округ, в который входит более двухсот образовательных организаций. И мы работаем вместе, распространяем лучшие педагогические практики, которые есть и в нашем университете, и в этих учреждениях. Университет реализует совместные программы с общественными профессиональными организациями. Мы видим своей целью максимально способствовать решению этой главной задачи — создать единое образовательное пространство.

— Хватает ли вузов, в которых педагоги могут пройти повышение квалификации?
— Программ повышения квалификации очень много. Другое дело, что они разного уровня, и надо сказать, что единства здесь нет. А если нет единства, то это всегда не очень хорошо. Сейчас в школах используется порядка 70 учебников по русскому языку. А ведь еще в древневавилонских хрониках граждане одного государства определялись как «люди одних уст», то есть говорящие на одном языке в широком смысле. Язык объединяет. У нас сейчас страну, к сожалению, нельзя назвать страной «людей одних уст». И программы повышения квалификации должны учитывать единую идеологию в создании общей электронной образовательной среды, без этого уже никак. И за последние полтора года это стало реальностью по некоторым направлениям, особенно естественно-научным. До 7 % естественно-научных курсов обеспечивается ресурсами, организованными в формате электронной образовательной среды. Безусловно, также важен контент. Чтобы не было такой привычной на сегодняшний день ситуации, когда ученик, поменяв школу, должен учиться по другим учебникам фактически с нуля. Достаточно ли на сегодняшний день мест, где можно пройти повышение квалификации? В настоящий момент недостаточно. Есть ли возможность сделать, чтобы было достаточно? Да. У нас сохранилась мощная система образовательных учреждений, которые занимаются повышением квалификации. Другое дело — насколько эффективно они работают? И это трудный вопрос.

— Какие традиции отечественной педагогики вы считаете незыблемыми?

— Несмотря на все сложности и изменения нашего коллективного и социального существования, образование в нашей стране было и в значительной степени остается очень хорошим. И здесь главный момент связан, как мне представляется, не только с технологическим, но в большей степени с духовным компонентом. Речь идет о воспитательном моменте, который в традициях нашей педагогики представлен достаточно сильно и сохраняется до сих пор: образование немыслимо без воспитания. И это, пожалуй, лучшее из всего того, о чем можно говорить в этом контексте. На гербе нашего университета изображен пеликан, который разрывает свою грудь, чтобы накормить птенцов. Кстати, этих птенцов обязательно нечетное количество: либо три, либо пять. Это неслучайно и означает нераздельную любовь. И этот символ фиксирует главное, что сохраняется в наших школах. Я сорок четыре года проработал в СПбГУ, и только придя в Герценовский университет, впервые понял, что такое воспитательная работа. До этого мне казалось, что это нечто сопутствующее основным направлениям работы университета. Здесь же в течение 220 лет проректор по воспитательной работе существует на одном уровне с проректорами по учебной и научной работе. Для меня это было абсолютно ново. В РГПУ им. А. И. Герцена — огромный объем внеучебной работы. Масса студентов задействована в различных спортивных мероприятиях, у нас пять студенческих отрядов, каждый месяц студенты в качестве волонтеров участвуют в различных акциях, более 600 человек работают волонтерами в оздоровительных летних лагерях со школьниками. Все это нужно ценить и беречь.

— Согласно статистике, средний возраст школьного учителя — 52 года. Как далеко уже не юному педагогу находить общий язык с современными школьниками? Как вы думаете, это должно быть движение навстречу друг другу или все же учитель должен предпринимать больше усилий?

— Я говорил уже о пеликане на гербе нашего университета, и из этого образа уже многое понятно. Произошли серьезные изменения в восприятии мира, и в частности текста. Оно стало фрагментарным. Отчасти это связано с общением в Интернете. Сколько-нибудь развернутую синтаксическую конструкцию современные дети не могут ни прочитать, ни адекватно воспринять. Надо нам это учитывать? Безусловно. Кто должен делать первый шаг? В каком-то смысле, конечно, педагог. Он должен работать с тем, что может, умеет, хочет обучающийся. Иначе он его ничему не научит. Это требует серьезных программ повышения квалификации, в которые можно и нужно внести необходимые изменения. В конечном счете при всех своих особенностях дети всегда лучше нас. Это мое твердое убеждение, а перед моими глазами прошло не одно поколение детей. Нам же нужно только постараться передать им то лучшее, что есть в нас самих.

— В продолжение разговора о клиповом мышлении молодого поколения… Школьники по программе должны воспринимать большой объем информации, освоить непростую программу по литературе. Насколько сложнее сейчас детям читать непростые тексты?
— Читать стало сложнее, и проблема с чтением есть. Компенсировать это можно. Сейчас мы имеем дело с текстами новой природы. Что это значит? Это значит, что кроме обычной вербальной последовательности, тем более довольно протяженной с точки зрения синтаксических конструкций и их комбинаций, мы теперь имеем дело с текстом новой природы. В новый текст наряду с обычным вербальным текстом также входит и зрительный ряд, и какие-то элементы гипертекста, то есть ссылки, по которым можно при желании перейти на другие тексты. Представьте себе, что вы читаете описание картины «Последний день Помпеи» и параллельно видите видеоролик современного вида Помпеи. Или же вы читаете в журнале некую информацию о гимне какого-то гвардейского полка и можете в любой момент нажать на кнопку и послушать этот гимн. Такого рода тексты представляют большой интерес для молодого поколения и позволяют классический контент, который нам дорог, преобразовать в текст новой природы. Возьмем замечательное произведение «Медный всадник». Вы не просто читаете текст, но можете параллельно получить справку о наводнении, посмотреть картины, изображающие виды Петербурга того времени, послушать текст в исполнении разных актеров, получить справку по непонятным историзмам, которые встречаются в тексте. Такой многообразный набор опций, который обеспечивают новейшие технологии, делает классический текст привлекательным. Наш вечный, классический, важный для русской культуры контент должен быть упакован в понятную для молодого поколения форму. И мы еще находимся в поиске новых подходов к решению этой задачи: как передать содержание классической литературы в современной форме. Безусловно, не только наш университет работает над этой задачей. Но мы начали делать это одними из первых.

— Приветствуете ли вы возвращение полноценного сочинения, а также устной части в Единый государственный экзамен?
— Конечно, я считаю, что это совершенно необходимо сделать. В свое время я составлял концепцию устной части ЕГЭ. Есть технологические сложности, но они преодолимы. Мы уже теряем и рискуем потерять очень и очень многое. Что касается сочинения, то оно постепенно вводится, при этом возвращается в несколько иных формах по сравнению с тем, что было раньше, и это хорошо. К счастью, есть осознание того, что без этой части ЕГЭ уже нельзя обойтись.

— Как обстоят дела с книгообеспечением и книгоизданием учебно-методической литературы в области педагогического образования?
— Есть признанные лидеры этого рынка, такие как «Просвещение». С этими издательствами мы работаем очень тесно. Кстати говоря, лидеры книгоиздания также должны быть частью единого образовательного пространства. Бумажная книга уйдет еще нескоро. Это не означает, что мы сейчас не должны направлять все усилия на создание совершенного электронного учебника. Конечно, мы должны это делать. И в этом направлении есть совершенно уникальные проекты. Сейчас мы работаем над созданием «башни знаний» на базе многоуровневого терминологического глоссария. Это интересный проект, идеология которого учитывает изменившуюся специфику восприятия текста молодыми людьми. Кстати, первые появившиеся даже не издания, а некие базы знаний в шумеро-вавилонский период представляли собой маленькие словарики. В данном случае это возвращение на новом уровне к тому, что было изначально в мировой культуре. Мне очень приятно поделиться тем фактом, что за последний год мы резко изменили ситуацию с книгоизданием и издательской деятельностью и даже развиваем книготорговую деятельность в нашем университете. У нас появился набор новых серий изданий. Сформирован издательский план: более чем 500 наименований. Заключены договоры с целым рядом ведущих издательств: «Просвещение», «Русское слово» и другими.

— Герценовский университет является инициатором и базовой площадкой по подготовке и проведению олимпиады школьников по педагогике на базе института педагогики университета. Как вы думаете, почему школьникам интересны проблемы этой науки?

— Некоторые мои коллеги сомневаются в том, что педагогика — это наука. Я считаю, что сомневаться в этом не приходится. Однако абсолютно неоспоримым является тот факт, что педагогика — это в любом случае важнейшая, а может, и самая важная для общества межпредметная практика, которая, безусловно, может изучаться самыми разными научными методами. Поэтому перед молодым человеком, который ищет какой-то путь изменения мира, воздействия на жизнь, предстает единственная стезя — это стезя учителя или педагога. Именно в этой функции вы в наибольшей степени определяете будущее мира. Семьдесят процентов наших выпускников идут работать в школы или другие образовательные учреждения. А для регионов, кстати говоря, наш университет — абсолютный лидер по количеству регионов, куда мы направляем своих выпускников. Мы каждый год выпускаем более 1200 работников образовательной сферы. Педагогика — межпредметная практика, позволяющая максимально активно и эффективно воздействовать на мир. И некоторые из школьников это чувствуют, к этому тяготеют и стремятся участвовать в олимпиадах по педагогике. Поэтому здесь ничего удивительного нет.

— Победителем общероссийского конкурса «Учитель года» стал преподаватель истории и обществоведения из Санкт-Петербурга Илья Демаков. И уже не первый раз представители нашего города получают это звание. Можно ли говорить о петербургской педагогической школе? И что помогает представителям петербургской педагогической школы достигать таких высот?
— Многое из того, что является определяющим для педагогики, начиналось в нашем городе. Вы знаете, например, что психология, без мощного компонента которой сейчас невозможно представить педагогику, тесно связана с именем Л. С. Выготского, который работал здесь. И вы знаете, что сейчас значит имя Л. С. Выготского для современной науки, междисциплинарной практики. Безусловно, можно говорить о традициях петербургской педагогики. Первая кафедра педагогики тоже была создана в нашем городе. Поэтому традиции есть, их нужно сохранять и по возможности развивать.

— В одном из своих выступлений вы сказали: «Такое направление деятельности, как коррекционная педагогика, в Герценовском университете всегда было приоритетом. Не так давно была принята обновленная Программа развития РГПУ им. А. И. Герцена на 2016–2020 гг. И все, что связано с инклюзивным образованием, выступает в ней как тренд развития Герценовского университета». Как сделать работу в данном направлении результативной?
— Вопрос очень своевременный, потому что буквально месяц назад было принято решение о создании на базе нашего университета ресурсного учебно-методического центра по обучению студентов с ограниченными возможностями. Это очень здорово. За нами целый регион, десятки вузов. Мы должны транслировать наш опыт в эти регионы. Под эту задачу выделено специальное финансирование, и мы уже начали работу в этом направлении. Я без ложной скоромности скажу, что в этом направлении мы выступаем в качестве лидеров, потому что мы дольше всех и наиболее эффективно этим занимаемся.

— Какие направления вашего университета можно также назвать уникальными или новаторскими?
— У нас есть несколько уникальных направлений: дефектология, все программы на базе института народов Севера. Уникальна и наша Высшая школа перевода. Буквально три недели назад было принято решение о включении Герценовского университета и этой программы в число ведущих университетов Европы, которые реализуют магистерские программы в области переводоведения и обучают конференц-переводчиков. Мы входим в тройку лучших школ мира по этой программе, и могу сказать, что ничего подобного в России просто нет. Очень развиты у нас программы творческой направленности: факультет изобразительных искусств, институт музыки, театра и хореографии.

— Министр образования и науки РФ О. Ю. Васильева заявила о необходимости повышения статуса педагогов и повышении зарплат учителей. Что, на ваш взгляд, нужно сделать еще, чтобы школа стала привлекательной для молодого педагога?
— Должен возникнуть целый набор необходимых стимулов. Конечно, в первую очередь это достойное материальное стимулирование. К счастью, в этом направлении определенное развитие есть, и надеюсь, что оно продолжится. С приходом на пост министра образования и науки РФ Ольги Юрьевны Васильевой, которая видит приоритет в школьном образовании и совершенно справедливо это делает, у школы и педагогического образования появился некий исторический шанс выйти на новый уровень, сохранив те лучшие традиции, которые отчасти были потеряны. Надо сказать, что интерес к школьному и педагогическому образованию проявляет не только министр образования. Многие люди, которые занимаются строительством нового мира, понимают всю важность именно такого рода школьных и дошкольных программ и программ, связанных с педагогическим образованием. Поэтому очень важно, чтобы для молодых педагогов были созданы материальные условия, а также условия роста. Учитель должен стремиться к самосовершенствованию, понимая, что это будет сопровождаться также и улучшением его материального положения. Конечно, должна быть обеспечена определенная мобильность, когда педагог не привязан к одной конкретной школе, пусть даже и очень хорошей, а может переходить в разные школы и использовать лучшие практики, которым он обучился, а также передавать свой опыт коллегам. Необходимо готовить педагога, который может работать в разных условиях, в частности и в полилингвальных, полиэтнических, поликультурных. Думаю, что широкое внедрение новых технологий в школьное образование — это тоже основание для того, чтобы сделать эту сферу деятельности более привлекательной, потому что таким образом создаются более комфортные условия труда. Безусловно, мы должны работать над тем, чтобы снизить отрицательный эффект от огромного количества документооборота, который еще существует в школе в настоящий момент. Это совершенно ненужное и бессмысленное обременение. Замечу, что Герценовский университет вышел на уровень 180 % по отношению к среднему уровню зарплаты в регионе. Это хороший результат, который создает нормальный фон для того, чтобы работать. Мы должны сделать учителя более интегрированным в современную реальность, современный мир. В нашем университете существуют педагогическое и общенаучное направления обучения. Они интегрированы и гармонично сосуществуют. Это само по себе важно, это демонстрация того принципа, что учитель — это не только работа в школьном классе. Учитель может и должен реализовывать себя в смежных сферах. Возьмите, к примеру, учителя года Илью Демакова. Он одновременно работает и координатором различных программ. И тем не менее его ученики, несмотря на то количество времени, которое он тратит на другие виды деятельности, являются победителями международных олимпиад. Вот вам идеальный пример педагога, интегрированного в современную реальность.
Беседовала Евгения ЦВЕТКОВА
Источник:  http://nstar-spb.ru
Короткая ссылка на новость: http://www.nstar-spb.ru/~ptTaG