«Сады и парки — неотъемлемая часть нашей культуры»

 

29 Марта 2018

«Сады и парки — неотъемлемая часть нашей культуры»

Интервью с директором Института ландшафтной архитектуры, строительства и обработки древесины Санкт-Петербургского государственного лесотехнического университета имени С. М. Кирова Ириной Альбертовной Мельничук.

— Что такое вообще ландшафтная архитектура, строительство, планирование и дизайн?
— Необходимо в первую очередь иметь представление о том, что такое вообще архитектура, строительство, дизайн, поскольку у нас все то же самое, только в области ландшафта. Ландшафтная архитектура — это проектирование садов, парков и пр. И если ландшафтная архитектура осуществляет проектирование на уровне города, то ландшафтное планирование занимается не только городскими, но также пригородными и загородными пространствами — целыми районами, а иногда и федеральными субъектами. А вот ландшафтный дизайн — это -проектирование площадей, пешеходных зон, т. е. оформление какой-то части пространства. Если представить эту триаду в виде матрешки, то ландшафтный дизайн будет внутри, затем архитектура и сверху планирование. И наконец, ландшафтное строительство — это строительство этих спроектированных объектов, их воплощение в жизнь и дальнейшая эксплуатация.

— Институт ландшафтной архитектуры, строительства и обработки древесины появился в структуре университета сравнительно недавно…
— Да, действительно, но история этих направлений подготовки в университете уже довольно долгая. В этом году СПбГЛТУ исполняется 215 лет, а кафедре ландшафтной архитектуры, которая в разное время носила разные названия и дала начало факультету, а потом и институту, в этом году — 85. Она была открыта в 1933 г. как кафедра садово-паркового искусства. И если не говорить о той школе, которая была создана еще при Петре I и готовила садовников, то эта кафедра начала первой в стране готовить спе¬циалистов с высшим образованием — инженеров городского зеленого хозяйства. Открыла кафедру Татьяна Борисовна Дубяго, которая отчетливо понимала, что для этой профессии нужно готовить синтетического комплексного специалиста со знаниями и архитектуры (композиции, объемно-пространственной структуры), и биологии, так как мы работаем с живыми организмами. Этот комплекс знаний необходим для того, чтобы и спроектировать, и построить, и долго и без проблем эксплуатировать. И именно такой комплексный специалист востребован сейчас на рынке труда. В 1944 г. в Ленинграде создается управление садово-паркового хозяйства. А в 1945 г. в Ленинградской лесотехнической академии им. С. М. Кирова был открыт факультет городского зеленого строительства. Нужны были специалисты для восстановления разрушенных во время войны дворцово-парковых ансамблей. По этой причине из армии были отозваны все наши специалисты. Т. Б. Дубяго стала основательницей школы научной реставрации садов и парков в нашей стране. Так что наша специальность имеет очень непростую и интересную историю. Необходимость садов и парков осознавалась даже молодой советской властью после тяжелого периода революции и Гражданской войны. Парки культуры и отдыха — изобретение именно советского периода. Сады и парки — неотъемлемая часть нашей культуры, наше наследие.
Ландшафтная архитектура и строительство — это только два направления в нашем институте. У нас также открыто направление «Дизайн» с профилем «Дизайн среды». Мы обучаем строительству и проектированию зданий и сооружений, но также с особым профилем, а еще вычленили для себя направление деревянного домостроения, которое является одной из приоритетных федеральных программ. Обучаем принципам экологичности, зеленой архитектуры и умного дома, планированию поселков — как пригородных, так и отдаленных. Человек должен чувствовать себя одинаково комфортно и в крупном городе, и в далеком поселке — к этому мы стремимся, это вообще программа стратегического развития страны. И основная концепция нашего института заключается в том, чтобы создать целый комплекс от проектирования и строительства здания, поселка, парка и т д. до разработки дизайна интерьера либо экстерьера, а затем благоустройства и правильной эксплуатации введенных объектов. Вот такой получился комплексный институт. Хотя кого-то может и удивить тот факт, что в одном вузе обучают и ландшафтной архитектуре, и обработке древесины, но тем не менее последняя является строительным материалом для деревянного домостроения. И это вполне соответствует профилю нашего вуза. Среди ребят, которые к нам приходят, очень много талантливых и мечтающих посвятить себя этой профессии. И мы всегда говорим им, что это и хобби, и профессия в одном флаконе. Выпускники направления «ландшафтная архитектура» работают в дворцово-парковых ансамблях Санкт-Петербурга, проектных бюро, ландшафтных компаниях, садово-парковых предприятиях города, в профильных комитетах правительства Санкт-Петербурга (Управлении садово-паркового хозяйства Комитета по благоустройству, Управлении ландшафтной архитектуры и гидротехнических сооружений Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры и в Управлении ландшафтной архитектуры Комитета по градостроительству и архитектуре).

— Ландшафтная архитектура — это все же самостоятельная отрасль или одно из направлений архитектуры?
— Мы до сих пор не нашли взаимопонимания с отечественными архитекторами в нашем споре, кто же такой ландшафтный архитектор, является ли ландшафтная архитектура самостоятельной дисциплиной или же составляющей архитектуры. Мы считаем, что ответ на это дало международное сообщество. Всемирная федерация ландшафтных архитекторов (IFLA) и Международный союз архитекторов (UIA) подписали соглашение, в котором сказано, что архитектура и ландшафтная архитектура — это две отдельные отрасли человеческого знания и деятельности, связанные между собой в той же степени, в какой связаны и с другими отраслями — экологией, экономикой и т. д. Наша профессия называлась по-разному: инженер зеленого строительства, садово-паркового хозяйства и т. д. И только 31 мая 2002 г. в реестре Министерства труда появилась профессия ландшафтного архитектора — с тех пор в нашей стране этот день отмечается как День ландшафтной архитектуры. И только в 2009 г. при переходе на Болонскую систему нашим университетом, Московским государственным университетом леса и Ассоциацией ландшафтных архитекторов России был разработан государственный стандарт третьего поколения для двух уровней: бакалавр ландшафтной архитектуры и магистр ландшафтной архитектуры.
Сейчас в нашей стране идет процесс формирования профессиональных стандартов. По нашему профилю уже есть утвержденный стандарт специалиста по озеленению и благоустройству — это ландшафтный строитель. Сейчас идет утверждение стандарта ландшафтного архитектора, которое проходит нелегко в связи с непростыми отношениями с архитектурой. Однако разработчики прислушиваются к нам и принимают наши предложения. Я участвую в этом процессе, так как, помимо прочего, возглавляю еще и Региональную общественную организацию «Санкт-Петербургское объединение ландшафтных архитекторов», которое входит в Ассоциацию ландшафтных архитекторов России, представляющую, в свою очередь, нашу страну в IFLA. Мы бы очень хотели добиться того, чтобы в каждом городе помимо главного архитектора был и главный специалист по зеленой инфраструктуре, т. е. ландшафтный архитектор, но эта должность относится уже к госслужбе, а профессиональные стандарты ее не описывают. Это следующий шаг, который необходимо сделать, и мы будем к этому стремиться.

— Как в условиях большого города выживают растения?
— В нашем городе вообще сложилась довольно интересная ситуация. На планете нет ни одного другого мегаполиса, который находился бы на 60-й параллели. Это фактически южная подзона тайги. Мы, например, очень серьезно отличаемся от Москвы, расположенной в зоне широколиственных лесов, а это другие почвы и условия водно-воздушного режима и пр. Москве очень хорошо подходит материал, который приходит из питомников Западной Европы, а у нас эти же растения чувствуют себя плохо. Во времена СССР в Ленинграде существовала система питомнических хозяйств, елочных плантаций, которая обеспечивала город необходимым количеством посадочного материала местной репродукции. Были собственные посевные площади, на которых собирали семена газонных трав. В 90-е гг. эта система рухнула, а для ее восстановления требуется серьезное бюджетное финансирование. И к тому же для того, чтобы вырастить крупномер для уличных насаждений, нужно от 10 до 25 лет. Питомникам Западной Европы — 100–200 лет, это семейные предприятия, а у нас в стране 100 лет назад произошла революция. Сейчас процесс все же идет, появляются питомнические хозяйства, но пока материал там не собственного производства, а привозной. Помимо не самого благоприятного климата на растения влияют условия техногенного характера. Нашим специалистам, работающим в садово-парковом хозяйстве города, приходится очень нелегко. Составляющие огромного мегаполиса (заводы, фабрики, общественный транспорт, подземные теплотрассы) повлияли на микроклимат центра города, где по сравнению с окраинами и загородной средой теплее на 2–¬
2,5 градуса; в городе выпадает больше осадков, в основном ливневых. Соответственно в центре города мы можем позволить себе более теплолюбивые растения. Недавно Комитет по благоустройству резко снизил количество солей, и это наилучшим образом отразилось на нашей зеленой инфраструктуре. Однако центр города все равно остается очень агрессивной средой, и вырастить здесь растение в грунте сложно. Недаром немецкий лесовод А. Гейер в 1958 г. в статье «О борьбе городского дерева за жизнь» писал, что в таких жестких условиях вообще следовало бы из милосердия отказаться от деревьев. Однако растения нам в центре города нужны как раз для того, чтобы улучшить среду для человека. Приходится применять новые технологии. Например, контейнерное озеленение, которое широко распространено, например, в Финляндии. Контейнеры могут быть самой разной величины и сами по себе быть частью ландшафтного дизайна. Внутри такого контейнера находится спе¬циальная система для дополнительной аэрации и поступления удобрений. Поскольку в нем дерево располагается над почвой, в нашем климате оно может вымерзнуть, поэтому контейнеры нужно либо дополнительно утеплять, либо делать их очень большими. Да, это дорого, но если мы посчитаем, сколько раз приходится высаживать новые растения в лунки вместо погибших… Другая технология — эксплуати¬руемые кровли, пригодные для озеленения. Еще одна — вертикальное озеленение, которое можно использовать в наших дворах-колодцах. Для этого тради¬ционно используются лианы, у которых небольшой по сравнению с деревом объем корневой системы, а площадь листовой поверхности может равняться дереву. Опасность заключается только в том, что, цепляясь, лиана может разрушить стену, поэтому нужно придумывать для них спе¬циальные крепления на стене. Есть еще такой вид озеленения, как зеленые стены. На стене делается вертикальный парник, который позволяет вырастить травянистые растения. Во Франции, например, это прекрасно работает. В нашем климате такие зеленые стены нужно укрывать на зиму либо устанавливать их, к примеру, в атриумах.

— Как в условиях мегаполиса выживают исторические сады и парки?

— Там работают энтузиасты своего дела и фактически посвящают свою жизнь сохранению парков. Парк — это живой организм, имеющий свой жизненный цикл: создание, расцвет, угасание. И задача структур, которые сохраняют сады и парки, как можно дольше поддерживать их период расцвета и не давать угасать. Вокруг недавней реконструкции Летнего сада было сломано немало копий. Люди не хотели мириться с тем, что он потерял привычный им облик. Однако Летний создавался как голландский, регулярный сад. Шло время, мода менялась, и он превратился в сад пейзажный. После реконструкции Летний сад приобрел вид, максимально приближенный к первоначальному. Пройдет какое-то время, и люди привыкнут к его новому облику. Критика, которую мы слышали, зачастую была обывательской, непрофессиональной. С подобного рода критикой, к сожалению, приходится иметь дело весьма часто. Ее было бы меньше, если бы проводилось больше работы с населением. Недовольство людей часто связано с незнанием. Они, к сожалению, привыкли к тому, что с ними не советуются. За рубежом любой ландшафтный проект начинается с общественного обсуждения и заканчивается им же. Эту практику постепенно начинают внедрять и у нас.

Беседовала Евгения ЦВЕТКОВА
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: http://www.nstar-spb.ru/~b7hSX