ПМЭФ-2017. Образование будущего

 

3 Июля 2017

ПМЭФ-2017. Образование будущего

В начале июня в нашем городе прошел XXI Петербургский международный экономический форум. О его истории, роли в жизни города и страны, а также о затронутых на форуме вопросах высшего образования, экономической ситуации в России и мире мы поговорили с заместителем директора Северо-Западного института управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации доктором философских наук, профессором Юрием Васильевичем Косовым.

— Как вы оцениваете масштаб прошедшего XXI Петербургского международного экономического форума?
— Петербургский международный экономический форум — событие мирового масштаба, и нынешний не стал исключением. В проведении форума участвовало высшее руководство страны: Президент РФ Владимир Владимирович Путин, шесть заместителей Председателя Правительства Российской Федерации, девятнадцать министров, тридцать руководителей федеральных служб и агентств; а гостями форума стали главы международных организаций (генеральный секретарь Организации Объединенных Наций (ООН) Антониу Гутерреш, генеральный секретарь Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК) Мохаммед Сануси Баркиндо); высокопоставленные зарубежные политики: премьер-министр Индии Нарендра Моди, федеральный канцлер Австрийской Республики Кристиан Керн, министры 30 стран; представители бизнеса; ученые; эксперты; журналисты; руководители или члены руководства 150 топовых компаний США; представители азиатского и европейского бизнеса, а также бизнеса постсоветского пространства — в общей сложности порядка 14 тысяч человек. С момента своего создания форум прошел большой путь. Первый раз он проводился в 1997 г. в рамках работы Межпарламентской ассамблеи государств — участников СНГ и был ориентирован в основном на постсоветское пространство. Со временем, по мере расширения масштабов проекта, его стало курировать Правительство РФ, а затем — Администрация Президента РФ. В этом году форум проходил в недавно построенном огромном комплексе «Экспофорум» на Пулковских высотах. Это действительно грандиозное мероприятие. Наша страна гордится им и использует как инструмент своего политического, геополитического и экономического влияния. Это так называемая «мягкая сила России». Не так много стран проводят экономические мероприятия такого масштаба. Хочу отметить, что петербургская высшая школа сыграла большую роль в становлении форума. С самого начала петербургские ученые — экономисты, политологи, международники, социологи, психологи — участвуют в нем как эксперты. Оргкомитет форума постепенно трансформировался и вырос в такую организацию, как «Росконгресс», которая помимо ПМЭФ проводит и другие известные форумы: Восточный экономический, Международный арктический и др. Среди сотрудников «Росконгресса» много выпускников петербургских вузов. Эти люди — «мозг» форума. И не стоит забывать о том, что форум такого масштаба требует огромного количества волонтеров. К работе в этом качестве привлекаются прежде всего студенты тех вузов, в которых хорошо и в большом объеме преподаются иностранные языки. Набор волонтеров начинается еще осенью, ребята проходят серьезное обучение. Для некоторых это становится профессией и по окончании вуза они приходят на работу в «Росконгресс» или в другие подобные организации. Петербургский международный экономический форум стал частью жизни нашего академического сообщества.

— Обсуждались ли на форуме вопросы образования?

— В первый день работы форума прошла панельная сессия «Образование будущего: альтернативы и возможности». Мы сейчас стоим на пороге новой технологической революции, и она принесет значительные перемены, в том числе и в образовании. Четвертая промышленная революция — это появление в полностью автоматизированном производстве искусственного интеллекта, способного принимать решения по определенной программе. Эта революция потребует изменения самой архитектуры образования. Во-первых, происходит сращивание академической и технологической сред. Сейчас невозможна ситуация, когда вуз существует обособленно. Программы обучения должны коррелировать с технологическим процессом. Каждый технологический процесс, в свою очередь, настолько адаптирован к конкретным условиям, исходным материалам, требованиям заказчика, ситуации в регионе, что требует индивидуальных настройки и подготовки специалистов. Меняется также и университетская среда.
Со времен первых университетов, в которых было всего три факультета — теологический, медицинский и философский, — высшее образование проделало большой путь. С началом индустриальной эпохи начался период специализации вузов. Из университетов выделялись учебные заведения, ориентированные на группу направлений (например, политехнические вузы) или на отдельные направления. Таким образом, число классических университетов сократилось. Сосредоточение ресурсов на определенном направлении в индустриальную эпоху дало свой эффект. Однако в настоящий момент, когда мы стоим на пороге четвертой промышленной революции, выяснилось, что узкая специализация тормозит развитие. Поэтому сейчас реализуется обратная тенденция — многопрофильные университеты восстанавливаются и развиваются. Однако возникает проблема: сколько надо таких крупных научно-образовательных центров? Сейчас в академической среде говорят о нескольких категориях вузов. Вузы 1.0 занимаются только образованием. Чаще всего такие вузы расположены в регионах. Однако они занимают определенную нишу и имеют право на существование. Вузы 2.0 — это образование плюс генерация новых знаний. Это совершенно другой по сравнению с вузами 1.0 уровень и материального, и научного, и технического обеспечения. Такие вузы активно финансируются государством, потому что наука, особенно фундаментальная, — очень затратная вещь. Но государство не может финансировать огромное количество таких вузов. Поэтому появляются и вузы 3.0, где к науке и образованию присоединяется предпринимательская деятельность. Эти высшие учебные заведения занимаются не только фундаментальной наукой, но и прикладной. За счет предпринимательской деятельности они выходят на самофинансирование, а при дополнительной поддержке государства добиваются больших успехов. Это не значит, что государство будет проводить градацию и назначать уровень для каждого вуза. Все будет определяться естественным развитием, рынком, образовательным и научным пространством. Каждый вуз будет занимать нишу, которая соответствует его традициям и возможностям.

— В каких мероприятиях форума вы приняли наиболее активное участие?
— Я как международник принял участие в конференции «Европа от Лиссабона до Владивостока», вынесенной на нулевой день работы форума 31 мая. В ней участвовало и наше экспертное сообщество, и большое количество зарубежных гостей. Конференция была посвящена развитию сотрудничества на территории от Лиссабона до Владивостока. Отмечалось, что сейчас идут достаточно серьезные подвижки в международных отношениях. И построение общеевропейского пространства хоть и не дело завтрашнего дня, но в то же время уже не кажется столь невозможным, как это было во времена кризиса 2014 г. На конференции анализировали международную ситуацию, санкции. Эксперты говорят, что сокращение торговли России с Евросоюзом было обусловлено санкциями только в 2014 г., а в 2015 и 2016 гг. снижение роста торговли шло за счет обесценивания рубля, закупать в Европе стало очень дорого и потому невыгодно. Это дало стимул развитию российской промышленности, и особенно сельскому хозяйству. Но сейчас ситуация стала меняться, рубль укрепился и за первый квартал 2017 г. рост торговли между Россией и Евросоюзом составил 38 %. Конечно, мы еще не вышли на докризисный уровень. Как отмечали на конференции, санкции научились обходить. Многие государства, объявившие об их вводе, не слишком строго следят за исполнением предписаний. И если санкции можно обойти, не вызвав общественного резонанса, бизнес это использует. Экспертов спросили, когда, по их мнению, полностью восстановятся отношения России и Евросоюза. Трое заявили, что это может произойти уже в 2018–2019 гг., еще несколько — в 2022–2023 гг., значительная же часть экспертов ставят на 2025 г. Примечательно, что те, кто дал самый оптимистичный прогноз, представляли энергетику и транспорт, а авторы самого пессимистичного — автомобилестроение и сельское хозяйство. Данная дискуссия отразила мнение многих экспертов о том, что восстановление отношений с Евросоюзом будет идти секторально. В том, что касается энергетики, Россия представляет собой стабильный регион с огромными энергетическими запасами. И европейские энергокомпании это знают. В период санкций, в период жесткой риторики построена вторая ветка Северного потока. Намечается серьезный прорыв в транспорте. Реализуется логистический проект, предложенный Китаем, — Новый шелковый путь. Россия его поддерживает, кооперируется с Китаем, ведется большая работа. Самые сложные отрасли, где будет непросто восстановить отношения между Россией и Евросоюзом, — это автомобиле- и машиностроение. Россия заинтересована в производстве своих автомобилей, в локализации на нашей территории зарубежных компаний. И поэтому приток на российский рынок автомобилей, собранных в Европе, будет сдерживаться. Бурный рост сейчас переживает и наше сельское хозяйство. И если до введения санкций специалисты постоянно били тревогу, что у нас продовольственная безопасность никак не обеспечена, то сейчас на конференции были приведены следующие факты: по мясу птицы мы уже стали экспортерами, по свинине полностью себя обеспечиваем, по экспорту зерновых культур входим в число ведущих поставщиков. Естественно, возвращение европейских сельскохозяйственных производителей на российский рынок будет очень трудным.
— В рамках работы форума прошла панельная сессия «Революция в образовании: готовы ли мы?», в которой участвовала министр образования и науки России О. Ю. Васильева. Она заявила, что революция в образовании неизбежна, но пройдет она мирным путем…
— Главное, чтобы в образовании эта революция происходила и чтобы прорывы в новые области знаний не сопровождались какой-то борьбой. Если в эту сферу вторгаются политика или чьи-то личные амбиции или здесь сталкиваются интересы отдельных групп или кланов, тогда это может привести к серьезным проблемам. Россия — страна, которую невозможно одолеть извне, но которая периодически переживает очень серьезные внутренние кризисы. Надо постараться, чтобы система образования стала важным фактором стабильного и устойчивого развития страны, недопущения кардинальных системных кризисов. Революции в России должны быть только ¬научными и технологическими и идти мирным, цивилизованным путем.

Беседовала Евгения ЦВЕТКОВА
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: http://www.nstar-spb.ru/~MXbQ9