«Русский свет» на Западе: к юбилею П. Н. Яблочкова

 

29 Октября 2017

«Русский свет» на Западе: к юбилею П. Н. Яблочкова

«Свет приходит к нам с Севера — из России», «Северный свет, русский свет — чудо нашего времени» — писали европейские газеты в 70-х гг. XIX в. Знаменитая «свеча Яблочкова» произвела фурор на мировой арене изобретений, открыв новую эпоху в истории электрического освещения. В сентябре этого года в России отмечают 170 лет со дня рождения русского электротехника, одного из самых ярких ученых второй половины XIX столетия.

Павел Николаевич Яблочков родился 14 сентября 1847 г. в селе Петропавловка Сердобского уезда Саратовской области. Здесь впервые проявился талант изобретателя: еще мальчиком будущий ученый разработал прибор для землемерных работ, который был в ходу у местных крестьян. Другое изобретение юных лет — устройство для измерения пройденного телегой пути (дальний родственник нашего спидометра). Большим подспорьем для развития природных задатков Павла стало домашнее обучение, которое на первых порах успешно заменяло гимназию. Но обойтись частными уроками было невозможно: полного общего образования требовали и талант мальчика, и его дворянское происхождение.
В 10 лет Павел поступает сразу во второй класс мужской гимназии Саратова, где за несколько лет до того работал Н. Г. Чернышевский — одно из редких светлых явлений в тогдашней истории учреждения. Строгая, зачастую бессмысленная муштра и телесные наказания принудили Яблочкова покинуть гимназию в середине пятого класса. Способствовало тому и стремление к столичному образованию; не последней причиной была бедность семьи. Следующий учебный год шестнадцатилетний Павел начинает в Петербурге воспитанником Николаевского инженерного училища, расположенного в Михайловском замке. Поступить в это училище, бывшее тогда одним из первых военно-учебных учреждений страны, было непросто. Несколько месяцев Павел провел в Подготовительном пансионе, где сблизился с его содержателем, военным инженером и композитором Цезарем Антоновичем Кюи, поддержавшим начинания юного ученика.
Родители прочили Павлу Николаевичу военную карьеру, которая мало привлекала будущего изобретателя. Окончив училище в чине инженера-подпоручика, он недолго служил по специальности. В сфере военной службы Яблочкова интересовала главным образом возможность продолжить научную работу: диплом Нико¬лаевского училища открывал дорогу в Техническое гальваническое заведение — единственное в России учреждение, где готовили военных электротехников. Заведение, которое располагалось в Кронштадте, стало для Яблочкова своего рода аспирантурой: здесь ученый углубился в свою специальность, получил основательные знания и практические навыки. После, отслужив три года в саперном батальоне Киевской крепости, Павел Николаевич навсегда оставил военную службу, женился и с головой ушел в научно-изобретательскую деятельность.
Будучи потомком небогатых ко времени его рождения дворян, Яблочков не мог избежать службы. Отказавшись от военной карьеры, он обращается к гражданской и занимает пост начальника телеграфа Московско-Курской железной дороги. Двухлетняя служба в этой должности поставила перед ученым сложную научно-техническую проблему электрификации общественных мест. Ознакомившись с разработками своего современника Александра Николаевича Лодыгина, который в то время тестировал лампу накаливания, Павел Николаевич обращается к усовершенствованию дуговой лампы (его предшественником в этой области был французский механик Жан Бернар Леон Фуко). Интересно, что выдающиеся русские электротехники были однолетками и шли нога в ногу в своих изобретениях: в июле 1874 г. Лодыгин получил патент на лампу накаливания, а за несколько месяцев до этого Яблочков впервые использовал для освещения железнодорожного пути паровозный прожектор с дуговой лампой. Этот опыт был успешным, но трудности ухода за прибором (главным образом постоянная ручная регулировка) ясно показали, что механизм надо упрощать.
Новые научные задачи потребовали исключительной концентрации на специальности. Павел Николаевич оставляет пост начальника телеграфа и открывает в Москве свой исследовательский центр. В этой мастерской совместно с Николаем Гавриловичем Глуховым, другим первопроходцем отечественной электротехники, Яблочков разрабатывает первые серьезные проекты: электромагнит новой конструкции, усовершенствованные ва¬рианты дуговых ламп. Случай во время одного из опытов по электролизу подсказал ученому идею дальнейшего развития конструкции лампы: соприкосновение углей в электролитической ванне породило между ними электрическую дугу. Этот момент можно считать началом истории новой дуговой лампы без регулятора, поддерживающего расстояние между электродами для горения дуги, — знаменитой «свечи Яблочкова».
Впервые демонстрировать изобретение Яблочкову довелось не на родине. Осенью 1875 г. Павел Николаевич планирует поездку в США — на Всемирную выставку в Филадельфии. Но из-за нехватки средств (московская мастерская не имела успеха у спонсоров, а рекламировать свои работы ученый не умел) ему приходится остановиться в Париже. Этот город становится местом славы Яблочкова. В мастерской академика-механика Луи Бреге он получает выгодное место и под началом опытного «менеджера-пиарщика» в несколько месяцев становится известным. 23 марта 1876 г. Яблочков оформляет патент на дуговую лампу, в апреле того же года демонстрирует прибор на выставке в Лондоне, а в 1877–1878 гг. «русский свет» покоряет мир. Французская «Генеральная компания электричества с патентами Яблочкова» освещает главные магистрали, площади и достопримечательности Парижа, Лондона, Рима, Берлина, позже — Греции, Индии, Бирмы (нынешней Мьянмы), Рио-де-Жанейро, Мексики, Камбоджи. «Свечи Яблочкова» горят в Колизее, на набережной Темзы, на Всемирной выставке 1878 г. в Париже. Зимой этого же года дуговые лампы зажгли в Большом театре Петербурга (ныне перестроен в здание консерватории), а незадолго до этого их впервые в России опробовали при освещении кронштадтских казарм, кораблей «Пётр Великий» и «Вице-адмирал Попов».
По воспоминаниям современников, «свеча Яблочкова» излучала яркий, но мягкий белый свет. Такого эффекта изобретатель добивался примесью порошков различных металлов в изоляционную полоску между электродами (угольными пластинками 6 х 12 мм в сечении). Электроды в лампе меняли каждые два часа, поэтому по аналогии с частым снятием нагоревшего воска ее называли «свечой». В то же время в отличие от прежней модели дуговой лампы «свеча Яблочкова» не требовала постоянного ручного регулирования. А после газовых ламп и фонарей, которые горели тускло и обходились дорого из-за большого потребления газа, дуговые лампы нового образца действительно казались совершенством электротехники. Этим объясняются мировая популярность приборов и слава их изобретателя, которая не была продолжительной: уже в 1880-х гг. начинают широко применяться лампы накаливания Александра Николаевича Лодыгина и Томаса Эдисона.
На пике мировой славы Павел Николаевич воз¬вращается в Россию. Встреченный с восторгом как изобретатель-новатор, ученый строит большие планы по электрификации. Он открывает первый электротехнический завод в Петербурге и фирму «П. Н. Яблочков-изобретатель и Ко», правление которой находилось в доме 80 по набережной Обводного канала. Однако бюрократическая система не позволила Яблочкову реализовать свои планы, а новые разработки в области электротехники потеснили дуговую лампу. Павел Николаевич переезжает в Париж, где сосредотачивается на проблемах генерирования электроэнергии — разработке динамомашин. Даже после триумфа лампы накаливания имя Яблочкова не было забыто: на Парижской всемирной выставке 1881 г. разработки ученого получили высокую оценку международного жюри и были признаны вне конкурса. Менее известным, чем «свеча», осталось другое изобретение Яблочкова — один из первых приборов переменного тока, предок современного трансформатора.
Почти до самой кончины Павел Николаевич жил и работал в Париже. Незадолго до смерти он вернулся на малую родину, где провел несколько месяцев. В марте 1894 г. Яблочкова не стало. Его похоронили в фамильном склепе Яблочковых, который находится в селе Сапожок, одном из сел Сердобского уезда (сегодня — Ртищевский район Саратовской области). К 100-летнему юбилею великого электротехника по инициативе президента АН СССР Сергея Ивановича Вавилова могила ученого, затерянная в 1930-х гг., была восстановлена. По архивным данным и воспоминаниям старожилов члены комиссии нашли место захоронения, где в 1952 г. был установлен памятник. На монументе выбито «Электрический ток будет подаваться в дома как газ или вода». Эта фраза принадлежит Павлу Николаевичу, это его мечта, в осуществлении которой он был абсолютно убежден.

Мария ЛИХИНИНА
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: http://www.nstar-spb.ru/~HSSKH