Мифы о Военмехе

 

27 Октября 2017

Мифы о Военмехе

Удивительно, как юбилейные даты заставляют взглянуть, казалось бы, на совершенно привычные вещи, и в этом смысле восьмидесятипятилетие Балтийского государственного технического университета «ВОЕНМЕХ» им. Д. Ф. Устинова, которое пришлось на 2017 год, — совсем не исключение. Начальник Управления довузовской и целевой подготовки Военмеха профессор ¬Евгений Николаевич Никулин поделился своим несколько неожиданным взглядом на приемную кампанию, которая для каждого вуза ежегодно наступает с неизбежностью смены времен года.

— Откуда такое сочетание — «Военмех и мифы»?

— Начну с одного недавнего случая. Кажется, в мае этого года я случайно услышал около метро «Технологический институт» разговор двух молодых людей:

— А ты не знаешь, что это за серое здание с орденами на фасаде?

— Да... это вуз типа Лесгафта, только военный…
Честно говоря, я такой оценки нашего Военмеха еще не слышал, хотя, конечно, понимаю, почему это сравнение могло возникнуть. С НГУ физической культуры, спорта и здоровья им. П. Ф. Лесгафта нас роднит одинаковый орден на фасаде, по-настоящему боевой — орден Красного Знамени за особые достижения в период Великой Отечественной войны. ¬Военмех — в то время Ленинградский военно-механический институт — был награжден за отличную подготовку инженеров-оборонщиков, ковавших Победу, а Университет Лесгафта — за подготовку лыжников-диверсантов, эффективно воевавших в тылу врага.
Такой вот своеобразный миф о Воен¬мехе как «спортивно-военном вузе», хотя, если говорить о спорте, то у нас действительно очень сильная кафедра физвоспитания с множеством секций, где студенты занимаются тем, что им больше по душе. Это и футбол, и легкая атлетика, и лыжи, в том числе горные, а также гребля, бокс, скалолазание, пауэрлифтинг… Среди студентов Военмеха есть кандидаты и мастера спорта, чемпионы Европы и мира…

— Но это, наверное, не единственный миф, о котором вы собираетесь рассказать…
— Разумеется, есть и другие, и их немало. Каждое учебное заведение, имеющее длительную историю, обрастает такими… легендарными рассказами. Иногда, особенно в первые годы существования вуза, это даже помогает будущим студентам выбрать свою дорогу в жизни, но постепенно начинает мешать, словно лишний груз, привязанный к ногам. Вот, например, уверенность, что Военмех готовит специалистов только для предприятий оборонно-промышленного комплекса (ОПК).
Здесь правильнее сказать: в первую очередь — для ОПК. Но сначала надо понять, какие же предприятия относятся к ОПК. Впрочем, здесь все просто: если хотя бы небольшая часть выпускаемой продукции имеет двойное назначение (и оборонное, и гражданское), то такое предприятие надо отнести к этой категории, к ОПК. А это большинство лучших заводов, КБ и НИИ и нашего города, и всей страны. Что же, работать на таких предприятиях и престижно, и интересно. Да и то, что сможет заработать человек, пришедший сюда всерьез и надолго, больше, чем средняя зарплата в нашей экономике в целом.
Другое дело, что здесь появляется следующее утверждение: мол, все специаль¬ности и направления подготовки в ¬Военмехе — чисто оборонные, и поэтому непонятно, как в случае необходимости работать на «гражданке». А это действительно чистейшей воды миф.
У нас около 30 направлений подготовки и специальностей. Большинство из них имеют двойное назначение — оборонное и гражданское, но остальные — вполне обычные, гражданские. Например, «Машиностроение», «Конструкторско-технологическое обеспечение машиностроительных производств», «Мехатроника и робототехника» и т. д. Кстати, двойное назначение подразумевает, что каждая оборонная специальность имеет гражданский аналог, и это позволяет выпускнику Военмеха комфортно себя чувствовать на любом предприятии.
Так, у нас есть специальность «Проек¬тирование, производство и эксплуатация ракет и ракетно-космических комплексов». Если уж совсем грубо, то, в принципе, жидкостную ракету можно «положить на землю», и тогда мы формально получим систему с турбонасосным агрегатом, перекачивающим жидкость из одной емкости в другую. Что-то знакомое, не правда ли? Да, и поэтому многие выпускники факультета ракетно-космической техники достаточно успешно работают в нефте- и газодобывающих, а также перерабатывающих отраслях промышленности.
Возьмем другую специальность — «Бое¬припасы и взрыватели». Опять же сугубо формально: турникет, автоматические двери в метро — это, по принципу срабатывания, своеобразные «взрыватели». А системы раскрытия солнечных батарей на спутнике или космической станции, даже простые часы с будильником…
Да, специалисты-боеприпасники востребованы на любом машиностроительном предприятии. Все правильно: если уж они могут создавать военную продукцию, работающую в экстремальных условиях, то гражданскую тем более. О приборах и механизмах двойного назначения (например, авионика) я и не говорю.

— Молодое поколение ценит возможность посмотреть мир, но если спе¬циальность — оборонная, то возможны ограничения. Проще говоря, выпускники Военмеха — невыездные…
— Да, многие считают, что студенты и молодые специалисты, окончившие БГТУ, не смогут выезжать на отдых за границу. Но на самом деле ограничения имеют только некоторые выпускники, осознанно выбравшие очень перспективные, важные в научном и инженерном плане, но «закрытые», как мы говорим, темы. Это издержки интересной профессии. Большинство же сохраняют возможность выезда за границу, а студенты, пока учатся, практически не имеют таких ограничений. Так что перед нами очередной миф.

— Многие продолжают считать, что Военмех — это вуз «для мальчиков»…
— Конечно, большая часть наших студентов — это юноши, но и девушки в ¬Военмехе чувствуют себя отлично. Мало того, удельный вес отличников и успешных в профессии выпускников среди девушек в последние годы оказался выше. Вероятно, за счет их более добросовестного отношения к учебе и работе. Кстати, такой вот интересный факт из истории Великой Отечественной войны: лучшие саперы, те, у кого наблюдалось наименьшее число несанкционированных подрывов, были именно женщины!
Кстати, в 2010 г. одна из наших выпускниц защитила диссертацию и уже несколько лет работает в ЦНИИ мате-риалов главным конструктором по артиллерийскому направлению. И это далеко не единичный случай.

— А то, что в Военмехе учиться трудно, — это как, правда или тоже идет по категории мифов?
— Действительно, отсев у нас в вузе приличный — иногда доходит до 30 % от числа поступивших на первый курс. Но если внимательно посмотреть, кого мы отчисляем, то все проясняется. Как правило, это те, кто просто не ходит на занятия. Не было еще случая, чтобы был отчислен студент, который не пропустил бы ни одной лекции и лабораторной работы. Так что, да, учиться у нас не просто, но в основном это трудности у бездельников. Добросовестные студенты, быстро освоившиеся и научившиеся планировать свое время (вот что важно!), успевают не только учиться, но и занимаются спортом, наукой, творчеством и тем, что раньше принято было называть общественной работой. И главное, у нас — интересно! Это я могу заявить со всей ответственностью и как бывший студент, окончивший в свое время ¬Военмех, и как преподаватель со стажем… Такие вот наши «военмеховские мифы». Сколько мы их насчитали?

— Похоже, все эти мифы вы очень удачно «развенчали», как принято говорить в таких случаях. Поэтому — спасибо за откровенные ответы. Наверное, весной, в преддверии очередной приемной кампании, мы сможем еще раз обсудить, что ждет будущих студентов в гостеприимных стенах Военмеха.

Беседовал Александр ОРЛОВСКИЙ
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: http://www.nstar-spb.ru/~xSBI9