Герценовский университет: память во имя будущего

 

2 Февраля 2018

Герценовский университет: память во имя будущего

27 января жители нашего города отмечают важнейшую дату нашей общей истории — День снятия блокады Ленинграда. В преддверии празднования знаменательной даты в Российском государственном педагогическом университете им. А. И. Герцена проходит международный конкурс скульптуры «Учитель блокадного Ленинграда». Цель конкурса — увековечить подвиг учителей, продолжавших работать в годы блокады. Выбор Герценовского университета как места установки памятника не случаен. Именно в Ленинградском государственном педагогическом институте им. А. И. Герцена (ЛГПИ) была подготовлена большая часть учителей, самоотверженно трудившихся в городе в 1941–1944 гг.

Ректор РГПУ им. А. И. Герцена С. И. Богданов и организационный комитет конкурса приняли решение о продлении сроков представления конкурсных работ. Жюри ожидает новые работы до мая 2018 года.
Июнь 1941 г.
История работы Герценовского института в годы войны — это одна из славных страниц летописи ленинградской блокады, свидетельство стойкости и мужества отечественных педагогов. Накануне войны ЛГПИ был центром объединения вузов по подготовке учителей не только для города, но и для всей страны. Здесь обучалось более 6500 студентов и 161 аспирант. На 30 кафедрах трудилось более 400 профессоров и преподавателей.
В первый же день войны студенческий клуб ЛГПИ стал призывным пунктом. Триста студентов помогали районному военному комиссариату оповестить военнообязанных. И уже вечером 22 июня многие студенты и сотрудники были в расположении военных частей. Оставшиеся срочно создавали отряды местной противовоздушной и противопожарной обороны. Подвальные помещения института были переоборудованы в бомбоубежища. Более ста студентов были направлены для работы на оборонные предприятия.
Значительная часть учителей ушла на фронт в первые месяцы войны. Но дети должны были продолжать учебу. Поэтому институту предстояла большая и сложная деятельность по подготовке новых специалистов, по развитию системы педагогических училищ, учительских и педагогических институтов. Те, кто выполнял свой долг перед Родиной на трудовом фронте, должны были думать о сохранении интеллектуального потенциала института — настоящего национального достояния. Сразу после начала войны руководство института занялось обеспечением эвакуации преподавателей и студентов. Но в первую очередь позаботились о детях сотрудников. В течение июля 1941 г. около 100 детей под руководством преподавателя Г. И. Щукиной было отправлено в Ярославскую область. Дети, не успевшие эвакуироваться, посещали детские сады и ясли, располагавшиеся в учебных корпусах университета. Позднее, уже в декабре, в страшную блокадную зиму, по Дороге жизни была эвакуирована первая группа старейшей профессуры. Затем были проведены еще две эвакуации: в Кисловодск и Кыштым. Тем не менее многие преподаватели не покинули город, продолжая работу в институте. В блокированном Ленинграде умерли профессора С. А. Андрианов, Н. П. Андреев, З. З. Вулих, А. П. Болтунов, доценты В. Н. Комаров, Б. М. Боровский, Л. С. Троицкий. И можно сказать, что они отдали свои жизни на боевом посту, так же как и миллионы их соотечественников на фронте.
Вопреки огню и голоду
Бои уже шли на ближних подступах к Ленинграду, и в сентябре 1941 г. в основных корпусах ЛГПИ был развернут военный госпиталь № 1014, который действовал на территории института всю войну. Многие герценовцы работали здесь медсестрами, санитарами, а остальные взяли шефство над ранеными.
Профессора и преподаватели ЛГПИ выступали с лекциями и беседами в госпиталях и частях действующей армии. В студенческом клубе института проводились концерты, в которых участвовали такие прославленные артисты, как Н. Черкасов и Л. Утёсов, поэты и писатели, в т. ч. Н. Тихонов, В. Инбер и О. Берггольц. Организовывались вечера художественной самодеятельности и киносеансы.
Не прекращала работу институтская библиотека. В любое время читателям выдавались книги. Порой, чтобы найти нужную книгу, приходилось обращаться в другие книгохранилища. Библиотекарь-блокадница Л. С. Дмитриева вспоминает: «До тревоги — после тревоги — все время нахожусь в библиотеке: прячем книги, отсылаем в более безопасные места вместе с публичной библиотекой, чтобы как-либо сохранить нам наш золотой фонд; переносим из других филиалов книги, чтобы освободить комнаты для раненых».
Почти все студенты, живущие в общежитиях, пытались устроиться на работу на предприятия города. 20 ноября 1941 г. хлебный паек, продаваемый по карточкам, был снижен до минимального размера — 250 граммов хлеба по рабочей и 125 граммов по карточке иждивенца. В студенческой столовой по талону можно было получить не более чем ложку чечевичной каши, сдобренной хлопковым маслом, и дрожжевой суп. Не легче жилось и студентам-ленинградцам, которым нужно было поддерживать свои семьи.
Студенты становились донорами. Процедура донорства не только помогала спасать жизни раненых, но и могла поддержать тех, кто отдавал свою кровь. После каждой сдачи крови в Институте Пастера для доноров устраивался необычный по блокадным нормам обед: мясной суп, пшенная каша, кусок сливочного масла и краюха хлеба. Но надолго сил у таких добровольцев не хватало.
Во имя будущего
Из-за войны в стране возникла острая нехватка учителей, а школа нуждалась в квалифицированных кадрах. Деканы факультетов ЛГПИ собирали оставшихся выпускников и объясняли им, что их долг перед страной и вклад в ее оборону — это успешное завершение учебы вопреки тяготам и лишениям военного времени. В ноябре-декабре 1941 г. состоялись досрочные выпуски студентов, которые должны были учиться по укороченной программе. Учителями уже «блокадного», ноябрьского выпуска стали 320 человек.
Вот как вспоминает «блокадный выпуск» естественного факультета Н. Дятлова: «В боковом отсеке бомбоубежища — торжественное собрание, посвященное выпуску. На скамейках — небольшая группа выпускников — все, кто остался от 120, зачисленных на 1 курс. Полуживые от голода, измученные бомбежками, в рваных пальто и платках, студенты сегодня имеют право гордиться: они выполнили свой гражданский долг». Вместо дипломов выпускникам выдавалась справка с припиской: «Диплом об окончании института будет выслан по месту работы».
Особенностью 1943/1944 учебного года стало возрождение учебных занятий в самом Ленинграде. 15 октября 1943 г. более тысячи студентов приступили к учебе. Открыто было 8 факультетов. Однако учиться им было не легче, чем в начале войны. «Фронтовой» выпуск учителей в 1944 г. состоял из 62 выпускников. Весной 1945 г. институт окончили 404 учителя.
Всего за 4 года войны в ЛГПИ им. А. И. Герцена было выпущено и направлено в школы 1774 человека. Преподавателями вуза подготовлено и сдано в печать 13 учебных пособий для школ. Не прекращалась методическая работа в школах. В мае 1943 г. состоялась первая за время войны научно-педагогическая конференция. Учителя Ленинграда остались верны себе: их творческая работа, забота о воспитании подрастающего поколения не прекращались ни на час.
Студенты, преподаватели и сотрудники ЛГПИ достойно проявили себя в тяжелое время блокады. Их мужество и верность высоким принципам педагога стали одним из символов непокоренного города.

Екатерина КОЛОСОВА, Дмитрий ПРОКОФЬЕВ
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: http://www.nstar-spb.ru/~d7SE6